Международная экономика



Международная экономика. Основы международной и мировой экономики
Международная экономика

Государственно-монополистический капитализм и капиталистическое воспроизводство

В буржуазной экономической литературе усердно отстаивается положение, что с ростом государственного вмешательства в экономику, концентрацией капитала, усилением господства монополий и использованием ими электронно-вычислительной техники для учета конъюнктуры и программирования производства капитализм может в конце концов покончить с капиталистической анархией и устранить экономические кризисы перепроизводства. Все это якобы приближает эру планируемого и регулируемого капиталистического производства. Получается, следовательно, что рост государственно-монополистического капитализма ведет к трансформации капитализма.

Бесспорно, концентрация и централизация капитала усилили общественный характер капиталистического производства и вместе с тем господство монополий в экономике страны. Незначительное число крупнейших корпораций сосредоточивает в своих руках абсолютное большинство производства продукции той или иной отрасли. Монополии получают возможность, широко используя электронно-вычислительную технику, вести учет производства продукции и так или иначе устанавливать необходимые пропорции между отдельными звеньями огромного производственного, торгового и финансового комплекса, находящегося под контролем данной финансовой группы. В этом смысле оправдываются слова В. И. Ленина, что господство монополий подрывает товарное производство, стихийное действие закона стоимости. Работа известной части крупных монополий па «казну», на гарантированный государственный рынок также позволяет в известной мере сокращать размеры перепроизводства товаров.

Однако совершенствование организации производства в пределах фирмы или даже в пределах финансовой группы не ликвидирует и не может ликвидировать анархию, господствующую в капиталистической экономике в целом. Остается ожесточенная конкурентная борьба и внутри монополий, и между монополиями данной отрасли, и между монополиями смежных отраслей. Кроме того, в каждой империалистической стране существует множество немонополизированных крупных, средних и мелких предприятий, которые производят все еще значительную массу продукции. Производство в этом секторе не поддается прямому контролю и регулированию. Косвенное регулирование, применяемое буржуазными государствами к немонополизированному сектору, не дает необходимого эффекта. Вместе с тем сохраняется острая конкурентная борьба на внешних рынках. И никакие торговые и экономические соглашения не в силах ее устранить. Таким образом, пока остаются капиталистические производственные отношения, действует и основное противоречие капитализма — между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения, остается и анархия капиталистического производства. Основное противоречие капитализма порождает разрыв между производством и потреблением и в конечном итоге подводит к экономическим кризисам перепроизводства.

Но было бы ошибкой не видеть, что все усиливающееся вмешательство буржуазного государства в процесс капиталистического воспроизводства оказывает известное влияние на течение капиталистического цикла. С ростом государственной (общемонополистической) собственности возникают определенные возможности для более или менее эффективного вмешательства государства в экономику. Во многих западноевропейских капиталистических странах довольно большой удельный вес в общем объеме капиталовложений занимают государственные капиталовложения.

Государственные закупки товаров и услуг поглощают значительную долю валового национального продукта. В США доля государственных закупок товаров и услуг достигает 21 проц. валового национального продукта, доля государства в общем объеме капиталовложений составляет от 25 до 35 проц., в Англии — соответственно 27 проц. и 44—45 проц. Приблизительно такое же положение и в других высокоразвитых империалистических странах. Монополистический капитал использует государственные инвестиции для стимулирования производства во время кризисов и смягчения их последствий для крупных монополий.

После второй мировой войны в некоторых странах государство довольно широко стало осуществлять всевозможные антициклические мероприятия, используя налоговую систему, государственные капиталовложения и программирование экономики. В периоды подъема они проводятся для так называемого охлаждения конъюнктуры, то есть для искусственного сдерживания и ограничения непомерного роста производства, а в периоды кризисов преследуют цель, наоборот, «подогреть» конъюнктуру и ослабить отрицательные действия кризиса. Подобные мероприятия буржуазного государства оказывают воздействие на течение капиталистического цикла.

Но никакое вмешательство государства не в состоянии уничтожить циклический характер капиталистического воспроизводства. Противоречия капитализма при этом не уничтожаются, а лишь загоняются вглубь. В конечном итоге это ведет к тому, что кризисы не полностью выполняют свою роль в качестве средства временного, частичного разрешения противоречия между производством и потреблением, обновления основного капитала, насильственного установления необходимых пропорций между отраслями общественного производства. В результате этого вскоре наступает новый экономический кризис. Так было, например, в США с кризисами в 1957—1958 годах и в 1961 году.

Такое нарушение стихийно действующего механизма капиталистического цикла влечет за собой возникновение в экономике капитализма застойных явлений, появление отраслей и целых районов, переживающих длительные кризисные потрясения. Капиталистическая действительность подтверждает ленинский тезис о том, что «полной планомерности, конечно, тресты не давали, не дают до сих пор и не могут дать».

Яндекс.Метрика